Натуральное свинство: Европа требует от России компенсации за контрсанкции

ВТО

Евросоюз отчаянно не желает признавать поражение в споре с Россией вокруг свиного эмбарго. После того как в декабре 2017-го Москва по требованию Всемирной торговой организации сняла запрет на ввоз живых свиней из ЕС, но сохранила ограничения на импорт свинины, европейские чиновники потребовали от ВТО наказать Россию — на 1,39 миллиарда евро ежегодно. В ответ Москва заблокировала созыв третейской группы по возникшему спору. Каковы перспективы у этого разбирательства и нужна ли вообще сегодня европейская свинина российскому рынку?

Чем недовольны
В январе 2014 года Россия ограничила ввоз живых свиней и свинины из Евросоюза из-за вспышек африканской чумы (АЧС), в частности, в Литве и Польше. Это больно ударило по европейским фермерам, и без того страдавшим от российских контрсанкций. Брюссель обжаловал введенные ограничения — в декабре 2017 года ВТО признала их неправомерными. Суть решения свелась к тому, что нельзя целиком закрывать страну по АЧС — лишь отдельные регионы.

Тогда же Россельхознадзор снял все ветеринарно-санитарные ограничения на ввоз свиноводческой продукции, а с января-февраля этого года начались поставки живых чистопородных (племенных) свиней.
«Но, разумеется, не в тех объемах, что пять-семь лет назад — в связи с развитием производства на территории России», — отметил Юрий Ковалев, гендиректор Национального союза свиноводов.
Свиньи, а не свинина
Таким образом, в полном соответствии с решением ВТО, Россия открыла рынок — исключительно для живых свиней. Отрасли они нужны, и частичное открытие рынка вполне оправданно. В ближайшие три-четыре года планируется ввести в строй мощности для производства около миллиона тонн свиней в живом весе, необходим импортный племенной материал, пояснили в Национальной мясной ассоциации.
ВТО, давно превратившаяся в инструмент политической борьбы, кажется брюссельским чиновникам подходящим средством и в данном случае.

«Свинина ли это, поставки ли газа через Украину — мы всегда виноваты. Прошлый вердикт звучал так: Россия прокачала меньше газа, чем нанесла урон Украине, а поскольку там плохое экономическое положение, Москва должна заплатить штраф», — объясняет Дмитрий Журавлев, генеральный директор Института региональных проблем.
Полная обеспеченность
Участники рынка уверены: поставки свинины в ближайшее время не возобновятся, но на российском рынке это никак не отразится. Ограничительные меры стимулировали развитие собственных предприятий — свининой, как, впрочем, и курятиной, Россия обеспечивает себя практически полностью.

По данным Федеральной таможенной службы, импорт мяса в Россию за первые шесть месяцев 2018-го сократился в 1,7 раза по сравнению с аналогичным периодом прошлого года — без учета поставок из стран ЕАЭС. Сильнее всего снизился импорт свинины: 36,3 тысячи тонн против 147,7 тысячи тонн годом ранее.
Кушать хочется
Экономисты признают: введя эмбарго, Россия ударила по самым незащищенным местам европейской экономики. Даже эмбарго на сталь не приводит к столь серьезным потерям для ЕС, как ограничения на ввоз продовольствия: этот рынок в Европе перенасыщен.
«Квоты на производство сельскохозяйственной продукции в Евросоюзе — очень болезненная тема. Дотация сельхозпроизводителям — ключевая статья расходов европейского бюджета. Они платят своим изготовителям деньги, чтобы те поменьше производили», — отмечает Журавлев.

За все время, что действует продэмбарго, европейские фермеры потеряли более 20 миллиардов евро. Особенно пострадали животноводы Дании, Германии и Нидерландов. Стараясь любыми путями проникнуть на российский рынок, европейцы стучатся в разные двери. ВТО — одна из таких дверей.

«Это как в известной басне Крылова про волка: „Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать, — и в темный лес ягненка уволок“, — говорит Журавлев.

Другое дело, что рассчитывать на уступки со стороны России Европе не приходится. У Москвы сильная позиция и весомые аргументы, а споры в ВТО могут длиться годами и даже десятилетиями.

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.