Об итогах первого квартала работы Системы Раннего Оповещения

Один квартал – 3 месяца – действия чего-то нового, тем более настолько нового, что раньше ни чего подобного не было, — это, конечно, мало. Первые месяцы – это не только мало для анализа, но и сложно – сложности пускового периода никто не отменял.
Но первые месяцы – это еще и интересно. И именно в первые месяцы можно получить весьма специфическую информацию, которую ни каким образом не получишь на отлаженной, давно работающей системе.
Например, информацию о готовности к технической новизне, что неразрывно связано с уровнем квалификации, которая чем выше, тем, естественно, выше готовность к новизне.
Например, о готовности к открытой, прозрачной работе. Именно о внутренней готовности, т.е. не когда тебя заставили показывать какие-то показатели, а когда ты готов их показывать сам.
По этим и некоторым другим причинам мы и решили обнародовать результаты первого этапа работы Системы Раннего Оповещения (далее – Сирано – ударение на последнюю букву).
Первую интересную информацию мы получили на подготовительном этапе, еще до запуска Сирано.
Подготовительная работа с Терупрами Россельхознадзора – она гораздо проще для нас, чем подготовительная работа с ветслужбами субъектов Российской Федерации. Проще потому, что Россельхознадзор – это Служба, народ весь при погонах: «дан приказ ему на запад» — все разворачиваются и быстро двигают на запад. Некоторые не быстро, но двигают. Некоторые делают вид, что что-то не поняли, но скоро все равно двигают.
С ветслужбами субъектов картина иная. Движение начинается не на запад, а сразу во все стороны, причем основная масса остается неподвижной. И вот черты этой картины: все начиналось с объявления на сайте и с циркулярного письма о запуске Сирано. В циркулярном письме была, кроме всего прочего и просьба сообщить о готовности использовать Сирано. Реакция на него была ОЧЕНЬ разной.
Было много положительно-казенных ответов: надобность в такой системе очевидна любому профессионалу, и, даже если делать не хочется, то надо, а если даже нет внутреннего ощущения, что надо (махнули на все рукой), то отказываться не след: не прилично.
Была весьма бодрая реакция (и по времени ответа и по его содержанию), показывающая некую внутреннюю готовность.
Были ответы такого типа, о которых Аркадий Райкин говорил «а мы им дурочку запустим».
Кое-кто вообще дипломатично «забыл» ответить на письмо.
Был уникальный в масштабах Российской Федерации агрессивно-отрицательный ответ госветслужбы Красноярского края (от 22.01.2013 № 03-14/86), суть которого можно выразить словами: «ни за что, если не заставите».
Затем состоялся запуск системы. Все — Терупры и Ветупры, лаборатории, которые работают в Весте, возможные интересанты циркулирующей в системе информации, получили доступ к системе.
На первое апреля из получивших доступ к системе не сделали ровным счетом ничего (даже не попробовали хоть раз посмотреть на информацию в системе) следующие Ветупры: Амурской, Астраханской, Белгородской, Владимирской, Волгоградской, Ивановской, Калужской, Кемеровской, Кировской, Костромской, Курской, Ленинградской, Липецкой, Магаданской, Нижегородской, Новгородской, Новосибирской, Орловской, Ростовской, Самарской, Саратовской, Свердловской, Смоленской, Тамбовской, Томской, Тульской, Тюменской, Ульяновской областей, Еврейской автономной области, Удмуртской, Чеченской, Чувашской, Кабардино-Балкарской и Карачаево-Черкесской Республик, Республик Адыгея, Башкортостан, Бурятия, Калмыкия, Коми, Марий Эл, Саха, РСО-Алания, Тыва, Хакассия, г. Санкт-Петербург, Чукотского, Ханты-Мансийского и Ямало-Ненецкого автономных округов, а также Забайкальского, Пермского, Камчатского, Краснодарского, Красноярского краев.
Тут нужно учитывать, что некоторые Ветупры и лаборатории субъектов имеют реальные сложности с доступом к Интернет и столь низкую (буквально стремящуюся к нулю) в смысле информатики квалификацию персонала, что самостоятельно использовать систему им действительно сложно. Мы в курсе об этом, и тут наши Терупры, конечно должны оказывать помощь в переводе материала с архаичного языка на современный — переносят для них информацию с бумаги в цифру и обратно.
Итак, как же реализовывалась за эти три месяца первая функция Сирано — экстренная отправка Ветупром информации о проблемах, связанных с животными и подконтрольными товарами в другой субъект Российской Федерации, где по этому поводу должны приниматься меры?
Тут надо отметить, что такую информацию должны отправлять как Ветупры (с подведомственными), так и федеральные лаборатории (федеральный мониторинг) и Терупры (выявления при осмотрах и проверках, что бывает редко, но бывает). Кто и сколько отправил? Ветупры и подведомственные им лаборатории всего отправили 1416 экстренных оповещений, Терупры и федеральные лаборатории – 1567 экстренных оповещений.
Какие Ветупры отправили больше всего оповещений? Это Ветупры Челябинской, Оренбургской, Московской, Воронежской, Вологодской областей, Республики Татарстан и Бурятия, отправившие не просто больше, а намного больше оповещений, чем другие.
Почему так? Есть рациональное объяснение: в этих Ветупрах серьезно занимаются вопросами биологической и пищевой безопасности, и есть фантастическое – именно в эти субъекты все стремятся отвезти самое вредное и заразное. Я, лично, склоняюсь к рациональному.
При этом 15 Ветупров не отправили НИ ОДНОГО оповещения, чему есть рациональное объяснение – им просто не о чем оповещать, т.е. нет контроля за ввозимыми в субъект животными и подконтрольными товарами, и фантастическое – в данный конкретный субъект ввозится все исключительно качественное и совершенно безопасное. И тут я склоняюсь к рациональному объяснению.
Как реализовывалась за эти три месяца вторая функция Сирано: передача данных о реагирование на экстренные оповещения, полученные от Сирано?
Какие Ветупры отправили больше всего отчетов о принятых мерах в отношении проблем, связанных с произведенными у них товарами и выявленных в других субъектах Федерации?
Это Ветупры Вологодской, Калининградской, Омской областей и Республики Татарстан. В количественном измерении (всего штук отчетов) это 15, 13, 9 и 45 отчетов соответственно, в качественном измерении (% отчетов от числа полученных оповещений) это 25%, 100%, 36% и 40% соответственно.
Какие Ветупры не представили ни единого отчета о принятых мерах (из тех, что получили оповещения, причем перечисляю лишь тех, которые получили не 1, не 2, не 3, а много оповещений)? Это Ветупры Астраханской, Белгородской, Владимирской, Воронежской, Калужской, Курганской, Курской, Ленинградской, Липецкой, Московской, Нижегородской, Новосибирской, Оренбургской, Орловской, Псковской, Ростовской, Самарской, Саратовской, Свердловской, Смоленской, Тверской, Тульской, Тюменской, Ульяновской, Челябинской областей, Чувашской Республик, Республик Бурятия, Ингушетия, Алания, Хакасия, г. Москва, а также Алтайского, Ставропольского и Красноярского краев.
Какова причина такого положения? Рациональное объяснение – в этих субъектах ни каких мер в ответ на выявление нарушений ветзаконодательства не принимается, фантастическое – ситуация в каждом из случаев такая сложная, что требует многомесячного разбирательства. И опять я склоняюсь к реалистическому.
Как реализовывалась за эти три месяца третья функция Сирано? Эта функция по своему информационному наполнению в отношении характеристики стиля работы Ветупра резко отличается от двух предыдущих.
Отличается потому, что и донором информации о нарушениях является Ветупр некого субъекта и получателем является он же. Он же и реагирует на выявления принятием мер.
Понятно, что это уже другое – это качественно иной уровень работы, иной уровень квалификации персонала, иной менталитет руководства (понятно, что метение сора В избу – что стало почти правилом – с таким подходом не совместимо), это качественно иное отношение к открытости информации.
Таких Ветупров оказалось ожидаемо мало и ими оказались Ветупры Брянской, Калининградской, Омской, Сахалинской областей, Приморского края и республики Татарстан.
Что выявилось странного, чего пока мы не можем объяснить?
Это устрашающе большое количество выявлений в Брянской области. Почему их так много – не знаем. Хорошо ли это (контроль на порядок более строгий, чем в иных субъектах) или плохо (нарушений на порядок больше, чем в иных субъектах) – тоже пока не знаем. Будем разбираться, тем более, что область приграничная и там надо ухо держать особенно востро.
Приятно отметить, что единственный субъект Российской Федерации, который оказался упомянут в этом анализе в качестве положительного примера ПО ВСЕМ разделам – это Республика Татарстан. Т.е., конечно приятно не то, что ТОЛЬКО ОДИН Татарстан оказался лидером по всем направлениям анализа, а приятно то, что Татарстан ОКАЗАЛСЯ таки лидером ПО ВСЕМ направлениям анализа.
Следующую порцию информации – уже за полгода опубликуем в июле. Дальше будем смотреть: можно ли будет уже по данным трех кварталов сформировать рейтинг субъектов Российской Федерации в отношении обеспечения биологической и пищевой безопасности.
С наилучшими пожеланиями Н. Власов
fsvps.ru/fsvps/news/6534.html

1 комментарий

avatar
надо хоть разобраться что за СиранО придумал РСХН.а то за год непиджачной работы позабыл совсем премудрости федералов)
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.