Тем, кто с легкой руки Роспортребнадзора может обеспокоиться «деструктивностью» политики Россельхознадзора

Уважаемые дамы и господа, можете быть совершенно спокойны. Ни какой деструктивной политики Россельхознадзор не проводит и не будет проводить.
Просто наши коллеги из Роспотребнадзора чуточку не в курсе ситуации или слегка запутались в том, что происходит.
Сейчас мы все распутаем.
Итак, в подготовке саммита Минсельхоз России и Россельхознадзор как его часть, конечно же, принимает участие.
В чем конкретно наши коллеги из Роспортребнадзора увидели деструктивность, рассказам о которой, очевидно, подвигли Геннадия Григорьевича дать такое удивительное интервью Интерфаксу, я точно знать не могу, но, судя по тексту интервью, можно предположить, что речь идет об одной из двух вещей или об обоих.
Первая из них заключается в том, что ранее в Решении КТС № 880 (О принятии технического регламента Таможенного союза «О безопасности пищевой продукции») был записан пункт, против которого Россельхознадзор выступал еще до принятия этого решения.
Это пункт 4.2.6. гласит следующее:
«4.2. Подготовить проект Плана мероприятий, необходимых для реализации Технического регламента, и в трехмесячный срок со дня вступления в силу настоящего Решения обеспечить представление его на утверждение Комиссии в установленном порядке, предусмотрев:
………………
4.2.6. Подготовку и представление на утверждение Комиссии в установленном порядке в срок до 15 марта 2013 года проекта решения о внесении изменений в Единый перечень товаров, подлежащих ветеринарному контролю (надзору), утвержденный Решением Комиссии Таможенного союза от 18 июня 2010 года № 317, в части исключения из него продукции, относящейся согласно Техническому регламенту к переработанной пищевой продукции животного происхождения;».
Его смысл заключается в том, что очень большая часть находящейся в обороте продукции животного происхождения с 01 июля 2013 года останется без ветеринарного надзора.
Это та часть, которая согласно регламенту называется «переработанной».
Причем в этом техническом регламенте термин «переработка» определяется так: «переработка (обработка) – тепловая обработка (кроме замораживания и охлаждения), копчение, консервирование, созревание, сквашивание, посол, сушка, маринование, концентрирование, экстракция, экструзия или сочетание этих процессов».
Так вот, дело в том, что большая часть перечисленных процессов не уничтожает жизнеспособности патогенных микроорганизмов, включая и те, которые могут попасть в эту продукцию из организма животного.
Часть из этих микроорганизмов патогенна только для животных и не опасна для человека (например, упомянутый Геннадием Григорьевичем вирус африканской чумы свиней), другая опасна и для животных и для человека (таких, кстати, большинство). И это первая причина того, что такая продукция должна быть объектом ветеринарного надзора.
Упомянутая африканская чума в России, например, распространяется преимущественно именно этим путем – с солеными и копчеными продуктами свиноводства, наряду, конечно, с сырым мясом. Так что пункт этот при его буквальном исполнении опасен для всех стран Таможенного союза.
Вторая причина в том, что система ветеринарной сертификации – это единственная система прослеживаемости продукции животного происхождения, которая есть в России. Так сложилось исторически, что единственная, но на сегодня – это непреложный факт.
На этой ноте мы переходим к следующей сентенции из интервью www.interfax.ru/russia/news.asp?id=308212 «под видом новаций протаскивается так называемая «прослеживаемость» продукции, которая не имеет ничего общего с государственным надзором за качеством и безопасностью».
Что тут правда, что нет?
Правда в том, что для большинства развитых стран мира эта система прослеживаемости (на английском traceability) уже давно не новация – там они уже «протащены». В этих странах системы прослеживания давно работают.
В Евросоюзе, например, она создана 11 лет назад в соответствии с директивой Regulation EC/178/2002. eur-lex.europa.eu/LexUriServ/LexUriServ.do?uri=CELEX:32002R0178:EN:NOT Обеспечивает ее функционирование институт European Traceability Institute — E T I. www.traceability-institute.eu/ С принципами ее работы можно ознакомиться здесь. www.ers.usda.gov/media/806613/aer830_1_.pdf
А аналогичной, хотя и в чем-то не похожей американской системой прослеживания пищевой продукции, — здесь. ec.europa.eu/food/food/foodlaw/traceability/factsheet_trace_2007_en.pdf
Вот, для примера, новозеландская система, www.gs1nz.org/traceability_standards.php вот — австралийская, www.mla.com.au/meat-safety-and-traceability вот – канадская. www.ats-sea.agr.gc.ca/trac/index-eng.htm
Правда и в том, что ТАКОЙ системы в России пока нет, хотя есть наша – на основе ветеринарной сертификации.
Правда и в том, что мы – Россельхознадзор, другие российские ведомства, наши коллеги из Беларуси и Казахстана пытаемся такую систему создать и у нас.
Неправда же в том, что ««прослеживаемость» продукции, … не имеет ничего общего с государственным надзором за качеством и безопасностью».
Именно на прослеживаемости и основаны современные системы государственного надзора за качеством и безопасностью пищевых продуктов (и не только пищевых).
Со следующей цитатой из интервью – «эта инициатива «скажется на правах потребителя путем значительного роста цен»» — все просто – это пугалка для обывателя, который всегда высокочувствителен к росту цен. Этакая попытка дискредитировать начинание в глазах общественного мнения. На самом деле прослеживаемость потому и принята на вооружение большинством развитых стран, что она снижает стоимость производства пищевых продуктов и, одновременно, повышает их безопасность. Так будет и у нас.
Следующая цитата — «Ссылки на Европейский союз в данном случае по меньшей мере кажутся некорректными. Сегодня весь надзор за пищевыми продуктами в Евросоюзе находится под генеральным департаментом здравоохранения и защиты прав потребителей.» — по меньшей мере озадачивает.
Во-первых, то, что имелось, очевидно, в виду под «генеральным департаментом здравоохранения и защиты прав потребителей» — это, наверное, DG SANCO (или DG Health and Consumers).
Во-вторых, руководит этим генеральным директоратом Гендиректор — биолог, эколог и доктор ВЕТЕРИНАРНОЙ МЕДИЦИНЫ (доктор ветеринарных наук по-нашему) Паола Тестори-Коджи,.
Я не хочу, конечно, сказать, что все европейское здавоохранение находится ПОД доктором ветеринарной медицины, совсем нет. Да и вообще, как мне кажется кто под кем – это вообще не разговор.
В третьих, в структуре DG SANCO есть два крупных направления и, соответственно, 2 заместителя Гендиректора.
Одно из них занимается здравоохранением и защитой прав потребителей и руководит им Заместитель Генерального директора по Здравоохранению и [защите прав] Потребителей (Deputy Director General for Consumers and Health).
Второе – занимается безопасностью пищевой цепи и руководит им Заместитель Генерального директора по [безопасности] пищевой цепи Ладислав Мико. Вот это второе направление и есть то, о чем мы говорим – об обеспечении пищевой безопасности.
И, что характерно, в этой ветви DG SANCO есть два ветеринарных департамента – Food and Veterinary Office (Офис Питания [пищи] и Ветеринарии) и Veterinary and International Affairs (Ветеринарии и международной деятельности), плюс один – Safety of Food Chain (По защите пищевой цепи). И, почему-то, совсем нет ни чего похожего на Роспортребнадзор. Правда нет. Кто хочет сам убедиться в этом – посмотрите сюда. ec.europa.eu/dgs/health_consumer/chart.pdf
Так что не беспокойтесь, уважаемые потребители. Ни чего деструктивного для потребителей Россельхознадзор не делает. Ведь мы и сами такие же точно потребители, как и Вы.
С наилучшими пожеланиями
Н. Власов

2 комментария

avatar
Онищенко критикует Россельхознадзор> Москва. 23 мая. ИНТЕРФАКС — Руководитель Роспотребнадзора, главный государственный санитарный врач РФ Геннадий Онищенко не доволен позицией Россельхознадзора в сфере контроля за качеством и безопасностью пищевой продукции.

«В рамках подготовки к очередному саммиту стран Таможенного союза и определения национального федерального надзора за качеством пищевых продуктов Россельхознадзором проводится деструктивная политика», — заявил Г.Онищенко «Интерфаксу».
«При поддержке отдельных представителей Минэкономразвития и вопреки согласованной на уровне руководства Минэкономики позиции о сложившейся структуре надзора за качеством готовой пищевой продукции, под видом новаций протаскивается так называемая „прослеживаемость“ продукции, которая не имеет ничего общего с государственным надзором за качеством и безопасностью», — заявил глава Роспотребнадзора.
По его словам, эта инициатива «скажется на правах потребителя путем значительного роста цен».
«Провалена функция ветеринарного надзора, демонстрацией чего стала вспышка африканской чумы свиней, которая на протяжении нескольких лет наносит значительный экономический ущерб агропромышленному комплексу России. По существу, ликвидировав ветеринарный контроль в регионах, предпринимается попытка выстроить схему, которая не имеет ничего общего с безопасностью продуктов. Ссылки на Европейский союз в данном случае по меньшей мере кажутся некорректными. Сегодня весь надзор за пищевыми продуктами в Евросоюзе находится под генеральным департаментом здравоохранения и защиты прав потребителей. В том числе и специалисты ветеринарной части надзора также введены в подведомственность комиссара ЕС по здравоохранению и защите прав потребителей», — заявил Г.Онищенко.
avatar
Онищенко иногда как скажет.
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.